Кредитные рейтинги ЧАО «ВУЗ «МАУП» подтверждены на уровне uaА- Кредитный рейтинг АО «АСВИО БАНК» подтвержден на уровне uaАА Кредитный рейтинг выпуска облигаций ООО «Инвест-Стройресурс» подтвержден на уровне uaBBB

Главная »  События »  Пресса о рейтингах

Пресса о рейтингах

08.07.2011

Интервью генерального директора журналу "Власть денег"

На протяжении шести лет, до президентских выборов 2010  года, компания Станислава Дубко оставалась единственным уполномоченным агентством со статусом национального.

Уже весной прошлого года произошло невероятное: статус уполномоченных получили сразу три новых компании — «IBI-Рейтинг», «Рюрик» и «Эксперт-рейтинг». Среди собственников новичков — семья члена Партии регионов, действующего замминистра финансов Вадима Копылова, а также Александр Пилипенко, вице-президент «Индустриальной группы» (см. «Боги из РА», «ВД» №28-29, 2010  г.). А уже весной с. г. Госкомиссия по фондовому рынку лишила «Кредит-рейтинг» статуса уполномоченного. Факт потери агентством «эксклюзивного статуса» сам Дубко называет «политическим».

Кто из политиков помогал вашему агентству оставаться монополистом на протяжении шести лет?

— Никто. В 2004 году ГКЦБФР провела конкурс по отбору агентства, уполномоченного присваивать обязательные по закону рейтинги. На конкурсе было два ключевых требования. Первое — агентство должно было два года работать и присваивать рейтинги. Второе — так как в ГКЦБФР еще не было опыта оценок характеристик агентств, то за структуру должны были поручиться или ЕБРР, или Всемирный банк, предоставив выводы о соответствии работы агентства мировым стандартам. Нас оценил Всемирный банк, предоставив письмо, по которому мы соответствуем этим требованиям. На тот момент письмо было только у нас.

Среди акционеров «Кредит-рейтинга» был Алексей Азаров, сын Николая Азарова?
— Я слышал и читал об этом, но это выдумки. Нас связывали и с Николаем Яновичем, и с Сергеем Терехиным (нардепом от БЮТ — прим. «ВД»), называя нас их протеже. На самом деле при первом правительстве Виктора Януковича собственник «Кредит-рейтинга» Александр Гинзбург входил в совет предпринимателей при Кабмине. По просьбе Николая Азарова, еще в 2004 году, мы готовили обоснование международных рейтингов страны — давали государству Украина рекомендации, как отстаивать свои суверенные кредитные рейтинги в переговорах с международными рейтинговыми агентствами. Но никогда ни сам Николай Азаров, ни кто-либо из его родственников не числились среди наших собственников.

За новыми агентствами, получившими статус уполномоченных, стоят влиятельные регионалы, например, по некоторым данным, замминистра финансов Вадим Копылов. Как вы считаете, они влияют на события вокруг «Кредит-рейтинга»?
— Сегодня три агентства — «IBI-Рейтинг», «Рюрик» и «Эксперт-рейтинг» — объединились, в том числе для лоббирования своих интересов и выдавливания нас с рынка, не ограничивая себя в выборе средств.

Вы чувствуете политическое давление?
— Да. Хотя в Украине хватает других привлекательных объектов, на которые можно позариться в силу политических изменений. Я бы смотрел на ситуацию более широко и связывал политическое давление с Александром Гинзбургом и его бизнес-интересами, прежде всего с Украинской межбанковской валютной биржей (один из основных активов Александра Гинзбурга — прим. «ВД»).

К настоящему времени портфель клиентов компании насчитывает 500 предприятий и более 100 финансовых учреждений. В 2009 году агентство вышло на рынок Беларуси. Среди основных направлений работы — оценка муниципальных проектов и городов, в т. ч. для привлечения займов городскими бюджетами. А среди видных клиентов компании — НАК «Нафтогаз Украины», с которым агентство работало с 2001 года.

Во сколько вы оцениваете украинский рынок кредитных рейтингов?
— Мы росли в условиях, когда нашими конкурентами были только международные рейтинговые агентства — Moody's, Fitch, S&P. До кризиса годовой оборот у нас составлял $8 млн, учитывая, что рейтинги — это высокоинтеллектуальный бизнес с высокой маржой и основные затраты идут на оплату работы аналитиков. Конечно, после кризиса общий объем рынка упал.

Вы создавали агентство с нуля?
— Да. Идея создания рейтингового агентства принадлежала Александру Гинзбургу. Он жил какое-то время за рубежом, в Великобритании, и тогда же появилась идея создать агентство. Это был 2000 год. Изначально мы хотели создать структуру, объединяющую кредитное бюро, рейтинговое агентство и коллекторскую компанию. Но самым перспективным оказалось именно рейтинговое агентство. К тому моменту, как мы стали уполномоченными, у «Кредит-рейтинга» было около 40 клиентов, в т. ч. крупные компании нефтегазовой сферы, такие как «Нафтогаз Украины», «Чорноморнафтогаз», «Укртранснефть», банки, страховщики и муниципалитеты.

У вас были конфликтные ситуации с клиентами?
— Клиенты бывают недовольны уровнем своей оценки, объективное рейтинговое агентство по определению не может удовлетворить всех клиентов. Здесь важно уметь донести до клиента обоснование принятого решения. До судов относительно уровня рейтинга дело не доходит. Но у нас были случаи судов с банками в отношении рейтингов по публичной информации, с присвоения которых мы начинали свою деятельность в 2002 году. Один из крупнейших банков подал на нас иск на 10 млн грн. за низкий рейтинг (речь идет о банке, ранее входившем в орбиту интересов Леонида Черновецкого — прим. «ВД»). Правда, в то время этот банк активно судился практически по любому поводу. Этот иск мы выиграли. С нами судился и Кредитпромбанк. Мы им присвоили рейтинг по публичной информации, но затем в банке возникла сложная ситуация — менялись акционеры, и мы не могли получить необходимую нам информацию для актуализации рейтинга. Поэтому мы рейтинг отозвали, а другие банки использовали этот факт как одну из причин для отзыва лимитов на этот банк. Из-за отзыва рейтинга Кредитпромбанк подал в суд. Вскоре дело было прекращено мировым соглашением.

Возможность подкупа сотрудников со стороны заказчика вы исключаете?
— Нашим сотрудникам предлагали деньги, пытались подкупить, настроить в свою пользу. Если в офис подарки доставляли курьеры, мы их отправляли назад, чему наши клиенты иногда сильно удивлялись. Я могу не знать всего, но сама система препятствует подкупу, так как рейтинг присваивается рейтинговым комитетом, коллегиальным органом, а не одним человеком. Кроме того, обратите внимание на сами рейтинги — мы консервативное агентство, только у 30-35% наших клиентов высокие рейтинги. Для сравнения: посмотрите, есть ли у «Эксперт-рейтинга» хоть одна оценка спекулятивной категории. Если один и тот же клиент рейтингуется у нас и у них, то наш рейтинг, скорее всего, будет существенно ниже.

В начале июня агентство «Эксперт-рейтинг» разослало письмо следующего содержания: «Кредит-рейтин» по-прежнему не является уполномоченным рейтинговым агентством, а следовательно, не имеет права присваивать и обновлять кредитные рейтинги! Распространяемая РА «Кредит-рейтинг» информация является лживой». В подтверждение прилагалось письмо члена ГКЦБФР Алексея Петрашко, которое в «Эксперт-рейтинге» называли подделкой. В  самом документе речь шла о том, что хотя «Кредит-рейтинг» не является уполномоченным, ему запрещено присваивать обязательные по закону рейтинги, но агентство имеет право поддерживать и подтверждать свои ранее присвоенные оценки. Речь идет о более 1000  рейтингов различных эмитентов. Копию этого документа с печатью агентства и подписью Станислава Дубко рассылали клиентам «Кредит-рейтинга».

Согласно статье 194 Уголовного кодекса, подделка документа, который выдается государственным учреждением, карается двумя годами тюремного заключения или исправительных работ. Использование заведомо поддельного документа наказывается годом заключения, исправительных работ или штрафом в 100-200 минимальных зарплат. Однако глава ГКЦБФР Дмитрий Тевелев на вопрос «ВД» о подлинности письма ответил, что документ является настоящим и «Кредит-рейтинг» имеет право поддерживать оценки, присвоенные агентством в 2010 году.

Вы подделали письмо члена ГКЦБФР Алексея Петрашко?
— Конечно же, мы не подделывали письмо Алексея Петрашко. В  письме высказана официальная позиция ГКЦБФР. Думать, что мы будем руководствоваться в своей деятельности поддельными письмами, как минимум странно.

Другие рейтинговые агентства обвиняют вас в нечистоплотной деятельности. Как вы реагируете на эти заявления?

— Мы давно перестали реагировать на них. Информационная кампания против нас началась еще в конце прошлого года. С тех пор агентства «IBI-Рейтинг», «Рюрик» и «Эксперт-рейтинг» завалили СМИ своими совместными заявлениями и пресс-релизами, в которых не скупились на негативные оценки нашей деятельности. Мы связываем это с разочарованием, которое испытали эти агентства, не сумев быстро завоевать хоть сколько-нибудь существенную долю рынка, получив в начале прошлого года статус уполномоченных. Выяснилось, что ценовой демпинг не может кардинально изменить расстановку сил на рынке, где ценится прежде всего опыт работы и репутация рейтингового агентства. К сожалению, то, что наши конкуренты нагнетают ситуацию, отрицательно сказывается на репутации и перспективах всего рынка рейтинговых услуг. Ставя под сомнение авторитет одного агентства, другие участники рынка роют могилу себе, всему институту рейтинговых оценок.

Вы будете подавать в суд за клевету?
— Сегодня мы принципиально считаем, что разговаривать не с кем. Когда-то я предпринимал попытки вести переговоры, общаться с ними. Но они заняли позицию бойкота по отношению к нам. Все агентства сегодня предпринимают совместные действия против нас. Например, когда агентства подписывали меморандум о взаимодействии, нас даже не пригласили на пресс-конференцию. А по ее итогам пустили новость, что мы отказались подписывать меморандум. Сейчас они принципиально не хотят участвовать с нами в одних мероприятиях. К примеру, на недавнем заседании в ГКЦБФР они ультимативно потребовали удалить наших представителей с мероприятия, пригрозив в противном случае уйти самим. Сейчас они стараются извлечь максимум дивидендов от того, что комиссия нашла нарушения в нашей деятельности. Но надо понимать, что сегодня нарушения есть в деятельности и других уполномоченных агентств.

Например, какие нарушения у ваших конкурентов?
— ГКЦБФР требует, чтобы уполномоченное агентство не было связано с участниками рынка финансовых услуг. Данное понятие включает и пользователей финансовых услуг, т. е. любое юридическое или физическое лицо, имеющее счет в банке. Фактически, следуя из нынешних законодательных формулировок, агентства эти требования нарушают («ВД» обратилась в агентство «Эксперт-рейтинг», где эти обвинения опровергли, заявив, что среди их акционеров нет лиц, связанных с участниками фондового рынка — прим. «ВД»). Кроме того, не все агентства выполняют требования по размеру минимального уставного фонда. Это уже прямое нарушение четко установленного условия.

Насколько деятельность других агентств повлияла на отзыв вашего статуса?
— Прямое влияние вполне вероятно. Я не считаю, что решение по нам вызрело внутри ГКЦБФР, оно было навязано комиссии извне. У меня нет сомнений, что основным выгодоприобретателем здесь являются наши конкуренты. Именно сейчас у них появилась возможность более активно формировать клиентскую базу.

Как по вам ударило лишение статуса уполномоченного?
— Мы и без статуса можем и дальше поддерживать все ранее присвоенные рейтинги. Ограничение распространяется на присвоение нами новых рейтингов, обязательных по закону. С учетом того, что на сегодня ГКЦБФР отказалась от контроля обязательности наличия рейтингов у эмитентов облигаций, говорить о каких-либо потерях рано.


Большая литература

Каждый второй представитель украинского истеблишмента на вопрос о хобби отвечает: «Чтение». Хотя при детальной беседе оказывается, что последний раз к литературе бизнесмен или политик обращался в школе, в лучшем случае — на первых курсах вуза, если таковой эпизод вообще присутствовал в его карьере. В личной анкете Станислава Дубко среди увлечений также указано «чтение». Как ни странно, для бизнесмена это не пустой звук. Свое первое высшее образование он получил в Удмурдском государственном университете по специальности «английский язык и литература». Хотя тот выбор он называет случайным и не совсем осознанным. Но Дубко благодарен этому опыту как минимум за блестящее знание языка, которое помогло ему выстраивать карьеру. И, разумеется, за возможность наслаждаться классикой английской литературы в оригинале, чему он посвящает свой досуг.

Кроме английских классиков, Дубко зачитывается мастерами мировой литературы — от Федора Достоевского до Габриэля Гарсии Маркеса. Сегодня на столе бизнесмена лежит роман «Процесс» Франца Кафки. Действия, разворачивающиеся в этой книге, могут вызвать дежавю у многих украинцев. Главного героя романа арестовывают, не объясняя причин. В течение года его водят по различным инстанциям, которые рассматривают дело, суть которого так и не проясняется. Заканчивается действо в аллегорическом суде, который признает героя виновным, так и не огласив сути обвинения.

Какое у вас сегодня отношение к английской литературе?
— Сейчас в книжном магазине возле офиса я периодически, даже впрок, покупаю книги в оригинале. Из всего, что я читаю, половина — на английском языке. Перечитываю, читаю новые вещи. Это может быть классика, которая читается очень легко — Сомерсет Моэм, Теодор Драйзер. Есть авторы, которых читать непросто даже с очень высоким уровнем знания английского языка, например, Френсис Фицджеральд или Джеймс Джойс.

Вообще, классику я перечитываю взапой, в том числе русскую и мировую. Например, сегодня я читаю Франца Кафку, «Процесс». Восприятие классики в зрелом возрасте совсем другое, нежели в юности. Мне нравится в процессе чтения погружаться в мир книги, переходить в пространство героев. Канва повествования завораживает, ты переживаешь себя в другом мире, отличном от настоящего.

А вы не находите параллелей с происходящим в «Процессе» и со­временной Украиной?
— В Украине текущая ситуация не внушает оптимизма, страна при всем ее потенциале не может найти конфигурацию власти, которая была бы способна на серьезные структурные изменения. Многие институты власти деградируют, разрушаются. Государство приобретает некие гротескные черты, над которыми кто-то мог бы очень хорошо поиздеваться в литературном произведении. Многие из сторон общественной жизни могли бы стать поводом для жесткой литературной сатиры.

Есть книги, которые сильно повлияли на вас?
— На меня больше влияли люди, а не книги. Я не считаю, что художественная литература может сильно изменить личность. Да, книги дарят какие-то важные элементы в познании мира, но не глобальное изменение. Может быть, такой книгой могла бы быть Библия. Но я открыл ее всего раз, в случайном месте. Первое, что попалось мне на глаза, была притча. Однажды хозяин нанимал сезонных рабочих. Некоторые люди пришли к нему утром, и он платил им один динарий. Некоторые рабочие пришли вечером, и он тоже заплатил им один динарий. Те, кто проработал весь день, начали возмущаться: как так, мы же работали целый день, а эти пришли совсем недавно? Хозяин им ответил: неважно, когда ко мне пришел человек, важно, что он пришел, и я вознагражу его в полной мере. Я понял намек, что неважно, когда ты приходишь к религии. Если в ней есть ценность для человека, то ты можешь прийти и позже, но получишь то же самое вознаграждение. На этом месте я закрыл Библию, поняв, что с этим можно повременить.

Вы сами не задумывались о том, чтобы написать что-то?
— Я не просто задумываюсь, я вынашиваю идею написания в ближайшие годы некоего интеллектуального художественного произведения, концепция которого, впрочем, еще слишком сыр, чтобы о нем говорить.

Перспективы

Основной козырь в рукаве Станислава Дубко — переговоры с зарубежными рейтинговыми агентствами в СНГ и Европейском союзе. В 2012 году в ЕС вступает в силу механизм признания рейтинговых оценок, присвоенных в третьих странах. Например, сейчас европейские институты совместного инвестирования вкладывают деньги, ориентируясь на оценки агентств «большой тройки» — Moody’s, S&P и Fitch. Самые крупные инвесторы, такие как пенсионные фонды, по закону не имеют права вкладывать деньги в активы без рейтингов, признаваемых в ЕС. «С 2012 года ЕС будет признавать оценки агентств из третьих стран, имеющих связь с агентствами, зарегистрированными в ЕС. Мы рассчитываем получить такой статус. То есть если мы присвоим достаточно высокий рейтинг украинскому предприятию, его ценные бумаги будут доступны европейским фондам благодаря механизму признания рейтингов», — объясняет Станислав Дубко, пока что единственный представитель украинского рынка «инвестиционного имиджа» в Европейской ассоциации рейтинговых агентств и один из пяти членов совета директоров этой ассоциации. Завершить переговоры он планирует этим летом, после чего «Кредит-рейтинг» будет подавать заявку в ГКЦБФР для повторного получения статуса уполномоченного агентства. Насколько успешным будет повторная заявка, покажет время, но наличие партнера в ЕС наверняка поможет агентству выстоять на украинском рынке. Еще одним направлением будущей работы является создание информационной системы с биржевыми инструментами — своеобразного украинского аналога Bloomberg.


Маргарита Ормоцадзе

Фрагмент интервью генерального директора агентства "Кредит-Рейтинг" журналу "Власть денег" (июль 2011 г., № 314),  полный текст интервью см. http://www.vd.net.ua/rubrics-10/16149/

источник: ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

развернуть

свернуть